Жизненный путь мошенника – основные вехи
подробнее

Схема для ИКЕА 2

Как получить 1 миллиард долларов дважды за одни и те же услуги

После того, как Пономарёву удалось получить у ИКЕА 25 млрд. рублей и укрыть их, бизнесмен попытался взыскать с компании более значительную сумму – почти 40 млрд. руб.

Реализации схемы предшествовала определённая подготовительная работа. Незадолго до заключения соглашения об урегулировании спора между «дочкой» международной корпорации ООО «ИКЕА Мос» и структурами Пономарёва, по которому к предпринимателю отошли упомянутые 25 млрд. рублей, тот оформил бумаги, ставшие основанием для выдвижения новых требований: 21 октября 2010 г. Пономарёв как директор ООО «САЭ» уступил право требования долгов по договорам с ИКЕА другой фирме – ООО «Рукон», где руководителем по доверенности являлась М.М. Лайне. Ранее эта гражданка Финляндии принимала участие в схеме по получению первого «транша» с ИКЕА, выступив руководителем ООО «ИСМ», изначально фигурировавшем в договорах с ООО «ИКЕА Мос» .

Между тем, соглашение об урегулировании спора отдельно оговаривало, что стороны «не уступали, не закладывали или не обременяли иным образом никакое из принадлежащих им прав, требований и обязательств, указанных в соглашении, и что нет никаких выгодоприобретателей по каким-либо требованиям к ООО ИКЕА Мос» .

О том же свидетельствовал и адвокат Дмитрий Курочкин, привлекавшийся ИКЕА к разбирательству. По словам юриста, «ООО «ИКЕА Мос» обязалось заплатить крупную сумму денежных средств [25 млрд. рублей] за прекращение всех и любых требований (обоснованных или спорных), связанных с договорами аренды». Согласно Курочкину, сам Пономарёв при переговорах с ИКЕА являлся «источником того, что ООО «САЭ» является единственным кредитором ООО «ИКЕА Мос», и даже после 21 октября 2010 г. «отрицательно» и «уверенно» отвечал на вопросы представителей об уступке прав требований .

Тем не менее, 14 июля 2011 г. ООО «Рукон» в лице М.М. Лайне обратилось в московский арбитраж с иском о взыскании с ООО «ИКЕА Мос» очередных средств за пользование электрогенераторами – 33 138 402 057 рублей 44 копеек . В качестве обоснования требования фирма представила суду договор уступки прав, заключённый с ООО «САЭ».

Константин Пономарёв комментировал сложившуюся ситуацию следующим образом. Во время очной ставки с Курочкиным, проведённой 22 декабря 2012 г., предприниматель показал, что, хотя «изначально действительно предполагалось, что данным соглашением [между ООО «ИКЕА Мос» и ООО «САЭ»] будут урегулированы все споры, возникшие между сторонами», но «те требования, которые с ведома и при отсутствии возражений ООО «ИКЕА Мос» были уступлены ООО «Рукон», очевидно, не могли войти в объём требований, урегулированных этим соглашением». Однако Курочкин не поддержал данные показания, подчеркнув, что «неизменной позицией ООО «ИКЕА Мос» было то, что оно добровольно заплатит деньги только при условии полного и окончательного урегулирования всех и любых требований за любые периоды» .

В отличие от успешного взыскания с ИКЕА 25 млрд. руб., на этот раз предприниматель потерпел неудачу. 21 мая 2012 г. арбитраж отказал ООО «Рукон» в удовлетворении требований. Таким образом, согласно формулировке правоохранителей, зафиксированной в поручении о производстве отдельных следственных действий, поступившем 29 июля 2013 г. начальнику УЭБиПК ГУ МВД Москвы, «лицо не довело свой преступный замысел до конца» .

После предъявления Пономарёвым новых требований ИКЕА, вероятно, заподозрила бизнесмена в криминальных намерениях и обратилась в полицию. 28 июня 2012 г. следственная часть следственного управления УВД по ЦАО ГУ МВД по г. Москве возбудила в отношении Пономарёва уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 ст. 30 и части 4 ст. 159 УК РФ, – соответственно, «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» и «Мошенничество». Дело получило номер 182146 .

Вскоре оно перешло уровнем выше - 31 января 2013 г. дело передали в следственную часть ГУ МВД по ЦФО .

При этом правоохранители сравнительно долгое время не проявляли должной активности в расследовании действий Пономарёва. В частности, на это было указано в ходе оперативного совещания при начальнике контрольно-методического управления Следственного департамента МВД, состоявшемся 5 сентября 2013 г. Как констатировали полицейские, на тот момент не были изъяты документы ООО «Рукон», не исследованы налоговые декларации ООО «ИСМ», ООО «САЭ», ООО «Рукон» и так далее .

А чуть более чем через месяц дело было прекращено. 17 октября 2013 г., незадолго до проведения ключевого судебного заседания по разбирательству, начальник СЧ ГУ МВД по ЦФО Н.И. Агафьева получила требование о закрытии уголовного дела за подписью заместителя Генерального прокурора РФ В.В. Малиновского . Агафьева исполнила это требование – уже 18 октября она направила Малиновскому письмо, в котором доложила о закрытии дела . Соответствующее постановление датировано 24 октября .

Впоследствии, отдельные юристы обращали внимание на то, что Пономарёв фактически находился под прикрытием Генпрокуратуры. В частности, как отмечал в мае 2015 г. в интервью журналу «Компания» глава уголовно-правовой практики юридической компании «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко, «есть подозрения в том, что Пономарёву помогали чиновники из Генпрокуратуры и судов, именно поэтому он смог выиграть дело у ИКЕА и долго оставался “неприкасаемым”» .

Справедливости ради надо сказать, что второе дело против корпорации Пономарёв выиграть не сумел. 30 октября 2013 г. Девятый арбитражный апелляционный суд постановил отказать ООО «Рукон» в удовлетворении требований на сумму более 33 млрд. руб. .

В дальнейшем Пономарёв так объяснял своё упорство в противостоянии с ИКЕА.

Зимой 2014 г. в интервью Forbes, он заявил: «Летом 2008 года они [ИКЕА] могли заплатить мне 5 млрд. рублей, даже 2,5 млрд. рублей, если бы попросили досрочно расторгнуть договоры и поторговались. Я бы, возможно, согласился. Но они стали угрожать посадить меня в тюрьму, ссылаясь на свое величие и связи. Через три года заплатили 25 млрд. рублей. Сейчас должны 36 млрд. рублей. И их долг растет со скоростью 0,1% в сутки» .